October 21st, 2014

я

(no subject)

Один мой друг на Новый год изобразил из гирлянд, прикрепленных к занавеске, хуй. Ну вот так вот - где на окраине Питера на занавеске висит сверкающий хуй. Завтра у него день рождения, и я мне прямо до слез обидно, что я не смогу поздравить его лично.

Другой мой друг внезапно женился, потом столь же внезапно родил ребенка. У него офигенная жена, с дочкой пока не знакома, но уверена, что она тоже офигенная.

Моя подруга купила квартиру в Сыктывкаре. Охереть, она купила квартиру в Сыктывкаре. Ну то есть это вроде бы довольно обыденная ситуация, но мне кажется, что я бы после покупки квартиры в Сыктывкаре никогда не стала бы прежней.

Мои друзья бегают по туристическим агентствам, желая не очень дорого купить путевку в Египет. Они бегают быстро, потому что мерзнут, и много - потому что с путевками в Сыктывкаре, как и абсолютно со всем, какие-то напряги.

Мой друг купил вскладчину со своей второй половиной лапшерезку. Они собираются резать ею лапшу и макароны, готовить и есть. Оба рады.

Мой друг ездить в командировки и просто так по три раза в месяц. Может и чаще, я просто храню свое сознание от этой информации, чтобы сильно не завидовать.

Я подумала, что в жизни всех моих друзей что-то происходит. Это могут быть какие-то большие дела типа покупки квартиры в Сыктывкаре или маленькие типа покупки лапшерезки вскладчину со своей второй половиной.

В моей жизни происходит ничего. Ну то есть в буквальном смысле. Ни хрена не происходит. Вот ты сидишь и думаешь: а чего сегодня было? Ответ: ни хрена. Нет, как бы на самом деле происходит всякое, вчера вот, например, куртку купила. Вчера же очень злилась. Но все это вообще никакого следа не оставляет. Купила куртку - ок. Наговорили гадостей - ок. Замерзли ноги - ок. Попила пива - ок. Словила себя на мысли, что в подробностях могу рассказывать людям, как делала уборку. Почувствовала себя чрезвычайно интересным собеседником, очень захотела ударить себя по голове табуретом.

Мне очень одиноко. Можно хоть каждый день с кем-нибудь встречаться, но неодиноко все равно не становится. Я даже не понимаю, почему одиноко, поэтому не могу приступить к мероприятиям по стабилизации ситуации. Стала больше спать, потому что так меньше времени чувствуешь себя глубоководной рыбой, которая плавает в каких-нибудь морских безрыбных ебенях.

Мне скоро 26 лет. Может это кризис какого-нибудь возраста или осенняя депрессия, которых на самом деле у меня никогда не бывает. Кстати, впервые в жизни не помогли книжки, что является до чрезвычайности тревожным звоночком.